пятница, 13 июля 2012 г.

Об отце прот Модеста - Борисе Алексеевиче Малышеве

http://matveevo.prihod.ru/novomucheniki_i_podvizhniki_blagochestija_razdel/view/id/1127854
 

Вышневолоцкая Голгофа. Священномученики Владимир Мощанский, Феодосий Болдырев, Виктор Воронов, Стефан Кусоков и преподобномученица Анастасия Платонова


Вышневолоцкая Голгофа.
В этом году Россия отмечает печальный юбилей одного из самых страшных гонений на Русскую Православную церковь в своей истории. Гонения 1937 г. стали не только одними из самых кровопролитных, но и завершились закрытием подавляющего числа православных приходов Русской церкви.
Икона "Собор священномученников в земле Тверской просиявших".Занимаясь историей первых лет Советской власти и взаимоотношений государства и Русской Православной церкви, мне удалось накопить обширный материал по истории гонений на верующих в г. Вышнем Волочке. Удалось установить связь таких значимых для истории Русской Православной церкви людей как игумен Никон Воробьёв, игумен Никон Белокобыльский и мученик богослов Михаил Александрович Новосёлов с нашим городом.
Игумен Никон Воробьёв в 1914 г. закончил Вышневолоцкое реальное училище. После революции он несколько лет преподавал математику в Вышнем Волочке, затем вернулся в ставший родным город уже монахом после освобождения из лагеря в 1937 г. Здесь он прожил у врача вплоть до первых лет Великой Отечественной войны, в этом время он подрабатывал в городской больнице помощником врача.
Игумен Никон Белокобыльский – настоятель подворья Киево-Печерской Лавры в Санкт-Петербурге, бывший келейник первого священномученика Митрополита Киевского Владимира (Богоявленского) после освобождения из лагеря служил псаломщиком в Пятницкой церкви г. Волочка, затем с открытием храма в с. Федово в 1943 г. был там чтецом, а вскоре был поставлен туда же священником. Прослужил о. Никон в Федово до 1946 г. Предположительно в Федово он и скончался и был погребён на Федовском кладбище, но не исключено, что его тело было перевезено и в Вышний Волочёк на Пятницкое кладбище и погребено близ алтаря храма. Там же был позднее погребён и другой Федовский священник Леонид Орнатский.
Мученик Михаил Александрович Новосёлов был так же связан с Вышним Волочком. Здесь он не только занимался педагогической и издательской деятельностью, но и в 1920х гг. будучи уже видным деятелем Катакомбной церкви организовывал здесь одну из сессий подпольного собора. Вполне возможно, что собор проходил в Николо-Александровской церкви Вышнего Волочка, которая в то время была центром иосифлянского движения. Со священнослужителями этого храма Михаил Новосёлов поддерживал дружественные отношения и вёл переписку.    
Вышневолоцкая тюрьма № 6, современная женская колонияК сожалению, для нас вышневолочан, период 1920-1930х гг. остаётся закрытым, мы мало знаем о трагедии, которая разворачивалась в нашем городе в 1930е гг. – в самый разгар гонений на Русскую церковь.
Центром трагических событий 1930х гг. в нашем городе стала Вышневолоцкая тюрьма № 6 – современная женская колония. В застенках тюрьмы не только пытали и допрашивали, но и расстреливали мучеников за веру, тех, кто не отрекался от своих убеждений даже под угрозой смерти.
Кровавый след мучений приводит нас и на старое кладбище. Здесь в безвестных тюремных могилах погребены те, кто отдал свою жизнь за Христа: священномученики Владимир Мощанский и Виктор Воронов, преподобномученики Феодосий (Болдырев) и Стефан (Кусков), преподобноисповедница Анастасия Платонова и осуждённый вместе с ней прихожанин Богоявленского собора Борис Алексеевич Малышев. Конечно, немалая ещё работа предстоит по поиску документов, подтверждающих факт захоронения на Старом кладбище этих священномучеников, ведь расстреливали и хоронили тайно, не афишируя. Точно мы знаем о трёх погребениях кладбища – священномученика Владимира Мощанского, преподобномученицы Анастасии Платоновой и Б.А. Малышева. Но факт существования тюремных захоронений на территории кладбища косвенно свидетельствует о том, что и прочие священномученики, замученные в застенках Вышневолоцкой тюрьмы были погребены тутже.
Священномученик Владимир Мощанский – единственный из Вышневолоцких мучеников, имя которого не забыто. Его икона, богослужебный требник и наперсный крест хранятся в Богоявленском соборе Вышнего Волочка. О нём неоднократно писала газета «Верхневолжье Православное», приводя фотографии не только из его семейного архива, но и фото дома, где жил он в последние годы своей жизни, и фотографию его родных.
Священник Владимир Дмитриевич Мощанский родился в с. Заборовье Вышневолоцкого уезда (современный Вышневолоцкий район). Его отец – протоиерей Дмитрий Константинович Мощанский служил в Заборовской церкви в честь святых Апостолов Петра и Павла. Последние годы своей жизни он служил в Преображенской церкви на Пятницком кладбище Вышнего Волочка.
Священник Владимир Мощанский в кругу родных. 1920е гг.Служение отца Владимира прошло вдалеке от родных мест. После окончания Тверской духовной семинарии и женитьбы на дочери священника Иоанна Дмитриевского Евдокии, он был рукоположен в сан диакона к храму с. Рогачёво Ржевского уезда Тверской губернии. Здесь у о. Владимира родись дочь Ольга и сыновья Владимир, Александр и Николай. При рождении последнего ребёнка Евдокия Мощанская умерла и детей помогала воспитывать её сестра Александра Ивановна.
Следующим местом служения о. Владимира стал храм Успения Пресвятой Богородицы в с. Спасское Кашинского уезда. Здесь о. Владимир был возведён в сан протоиерея. В 1924 г. храм в с. Спасское был закрыт, а дом священника конфискован. После закрытия храма о. Владимир переехал в родной Вышний Волочёк, где служил внештатным священников в Пятницкой церкви и в городском соборе. По городу батюшка, не смотря на разгар гонений, ходил в священнической рясе, открыто выражая свою веру. За это следовали репрессии: в «Списках лишённых избирательных прав» за 1931 г. значится и имя священника В.Д. Мощанского.
В Пятницкой церкви священник крестил младенцев, отпевал покойников, служил панихиды на городском кладбище. После служения панихид от уходил на пустое место, где не было могил и служил там особую панихиду. Так о. Владимиру было открыто место его будущего погребения – не в семейной могиле, а в тюремной.
Священник Владимир Мощанский был арестован 13 февраля 1938 г. и заключён в Вышневолоцкую тюрьму. Обвинение, которое было предъявлено священнику – антисоветская агитация, было полностью сфабриковано. Были найдены свидетели, которые подтверждали разговоры о. Владимира, якобы направленные против выборов в Верховный Совет и против Советской власти, среди доказательств его виновности приводись его слова о то, что учёный Павлов тоже верил в Бога и завещал перед смертью не разрушать храмы.
27 апреля было принято решение передать дело священника в суд. Суд состоялся 27 июня 1938 г. Прокурор требовал для престарелого священника семь лет заключения в исправительно-трудовой лагерь.
На суде священник заявил:
- В чём меня обвиняют – это мне понятно. Виновным себя не признаю в том, что я говорил, но только не с целью агитации; сказал, что люди учёные тоже верят в Бога. Больше я ничего не говорил. Виновным себя в антисоветской агитации не признаю.
Требование прокурора судьями было поддержано. О. Владимир подал жалобу с просьбой пересмотреть приговор. 16 августа 1938 г. Специальная коллегия Верховного суда, рассмотрев дело, постановила, что приговор подлежит отмене.
Всё это время священник находился в Вышневолоцкой тюрьме. Камеры были переполнены. Приходилось постоянно стоять на ногах. Все посылки, которые ему передавали родные, о. Владимир раздавал сокамерникам. Видя страдания престарелого священника заключённые возмутились, стали стучать в дверь с требованием прекратить мучения о. Владимира. Но администрация тюрьмы улучшить условия содержания священника отказалась. Так, не вынеся тяжёлых условий заключёния, о Владимир скончался в Вышневолоцкой тюрьме 7 сентября 1938 г. А 15 сентября начальнику Вышневолоцкой тюрьмы были присланы копии решения Верховного суда, но вручить копию священнику уже никто не мог.
О. Владимира погребли в тюремной могиле на Пятницком кладбище. О месте погребения священника родственники узнали от начальника хозяйственной части тюрьмы, которому батюшка стал являться во сне. Но в настоящее время это место утеряно.
17 сентября 1937 г. в застенках Вышневолоцкой тюрьмы был расстрелян иеромонах Николо - Столпенского монастыря Стефан (Кусков). В миру его звали Степан Иванович Кусков. Он родился 10 декабря 1870 г. в г. Вышний Волочёк в семье владельца токарной мастерской. После окончания школы он поступил в Николо - Столпенский монастырь, где нёс послушание певчего. В 1898 г. он принял иноческий постриг.
Село Белый Омут Вышневолоцкого района. Никольская церковь, где служил о. Стефан Кусков. Фото Д. ИвлевПосле переворота 1917 г. о. Стефан оказался в г. Петропавловске, где устроился в храме псаломщиком. Здесь же он был рукоположен во иеромонаха. После ухода белых из Петропавловска, о. Стефан перебрался на Кубань, а затем вернулся на родину в закрытый уже Николо – Столпенский монастырь. При бывшей Никольской церкви монастыря в с. Никольском Белоомутовского сельсовета (совр. посёлок Белый Омут) продолжал действовать православный приход. В 1934 г. в адрес иеромонаха поступили первые угрозы ареста за то, что он ходил по селу с молебнами.
6 августа 1937 г. о. Стефан был арестован, как лицо без регистрации, и был заключён в Вышневолоцкую тюрьму. Обвинение о. Стефану было предъявлено стандартное: антисоветская агитация. Нашлись и свидетели – хозяйка дома, где жил о. Стефан и председатель Белоомутовского сельсовета.
В обвинительном заключении значилось, что он «ведёт повстанческую агитацию, систематически ведёт антисоветскую агитацию среди колхозников о скорой войне и гибели советской власти». 13 сентября Тройка НКВД приговорила иеромонаха Стефана к расстрелу. 17 сентября в застенках Вышневолоцкой тюрьмы приговор был приведён в исполнение.
15 ноября 1937 г. в Вышневолоцкую тюрьму был помещён священник церкви с. Заборовье Виктор Воронов. Жизнь этого священника с самого раннего детства была связана с Вышним Волочком. Виктор Иванович Воронов родился 10 марта 1889 г. в городе Вышнем Волочке. В 1923 г. он был рукоположен в сан священника к одному из городских храмов. В это же время он подвергся аресту и был приговорён к пяти годам заключения за неуплату налога. Отец Виктор обжаловал приговор. И суд в виду того, что священник был действительно весьма беден приговор отменил.
В 1930 г. о. Виктор переехал служить в храм села Заборовье Есеновического района. Здесь он поселился вместе с женой Александрой Фёдоровной и двумя сыновьями пяти и трёх лет. В 1936 г. власти снова арестовали священника и обвинили в том, что он ведёт рождения и смерти прихожан. На этот раз священнику пришлось заплатить штраф. Но на этом гонители не успокоились. 15 ноября 1937 г. о. Виктор был заключён в Вышневолоцкую тюрьму.
В чём обвиняли священника становится понятным из протоколов допроса:
- Следствие располагает материалами, что вы вели контрреволюционную агитацию, направленную против существующего строя.
- Контрреволюционную агитацию против существующего строя я не вел и виновным себя не признаю.
- Следствие располагает материалами, что в 1937 году вы пытались устроить антисоветскую демонстрацию. Предлагаем дать откровенные показания. Петропавловская церковь в с. Заборовье Вышневолоцкого района, где служил о. Виктор Воронов. Фото Д. Ивлева
- Антисоветской демонстрации я не пытался устроить и виновным себя в этом не признаю.
- Следствие располагает материалами и свидетельскими показаниями о вашей попытке устроить антисоветскую демонстрацию. Предлагаем дать правдивые показания.
- Я вторично утверждаю, что попытки с моей стороны устроить антисоветскую демонстрацию не было.
- Следствие располагает материалами, что вы распускали провокационные слухи о скорой войне и гибели советской власти.
- Провокационных слухов о войне и гибели советской власти я не распускал и виновным себя в этом не признаю.
- Следствие располагает данными, что вы без разрешения сельсовета ходите по домам и совершаете обряды. Признаетесь в этом?
- Я считаю, что для совершения обрядов в домах верующих разрешения местного сельсовета не требуется.
27 ноября Тройка НКВД приговорила священника к расстрелу. Священник Виктор Воронов был расстрелян 29 ноября 1937 г.
24 декабря 1937 г. в Вышневолоцкой тюрьме был расстрелян священник (по другим данным игумен) Феодосий (Болдырев) – настоятель церкви с. Афимьино Вышневолоцкого района.
Священномученик Феодосий родился 8 февраля 1868 г. в с. Еланьколено Воронежской губернии в семье крестьянина Фёдора Болдырева. Воспитание и образование он получил в монастыре, где и был рукоположен в сан священника. В 1931 г. в г. Ленинграде о. Феодосий был арестован и заключён в исправительно – трудовой лагерь на три года. Вернулся из ссылки в декабре 1935 г.
Успенский храм в с. Афимьино Вышневолоцкого района. Здесь служил игумен Феодосий Болдырев. Фото Д. ИвлеваВ том же 1935 г. о. Феодосий прибыл в Вышний Волочёк по приглашению, служившего здесь при Пятницкой кладбищенской церкви псаломщиком игумена Никона (Белокобыльского). После переезда в Вышний Волочёк, о. Феодосий стал служить в Успенской церкви с. Афимьино близ Вышнего Волочка. Здесь в Афимьино 21 декабря 1937 г. о. Феодосий был арестован и заключён в Вышневолоцкую тюрьму.
24 декабря было составлено обвинительное заключение, 27 декабря Тройка НКВД приговорила священника Феодосия Болдырева к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение в застенках Вышневолоцкой тюрьмы 29 декабря 1937 г.
19 ноября 1941 г. в Вышневолоцкой тюрьме № 6 скончалась известная в начале XX в. церковная писательница, первый биограф и духовная дочь о. Иоанна Кронштадтского монахиня Анастасия (в миру Александра Фёдоровна Платонова). В монашество мать Анастасия была пострижена в 1921 г. в Санкт-Петербургском Иоанновском монастыре на Карповке будущим священномучеником митрополитом Владимиром (Казанским). Вместе с ней в Вышневолоцкую тюрьму были заключены её брат священник Симеон Фёдорович Платонов, прихожанин собора Борис Андреевич Малышев, Мария Николаевна Малышева, бывший ктитор собора Михаил Романович Данилов и певчая соборного хора Валентина Николаевна Троицкая.
Священник Симеон Платонов – в прошлом один из лидеров Санкт-Петербурского Общебратского союза (1920 г.) приехал в Вышний Волочёк в 1937 г. после отбытия заключения в Темниковском трудовом лагере. Здесь в Вышнем Волочке жила сестра его супруги Софьи Харитоновны – Мария Харитоновна Милюкова. Регистрации как служитель культа он не получил, и работал в регистратуре городской больницы, в горкомхозе, сторожем дровяного склада фабрики «Парижская коммуна». Служил регентом церковного хора в Богоявленском соборе.
Прихожанин Богоявленского собора Борис Андреевич Малышев. Фото Д. ИвлеваПосле прекращения богослужений в Богоявленском соборе он стал совершать подпольные службы в доме  у прихожанки собора Марии Николаевны Малышевой по адресу Урицкого, 67. Эти богослужения стала посещать и монахиня Анастасия (Платонова), приезжая из Малой Вишеры.
17 октября 1941 г. она и ещё пятеро человек были арестованы и заключены в Вышневолоцкую тюрьму. В качестве доказательства вины арестованных использовалась рукопись с впечатлениями о Вышнем Волочке бывшего полковника царской армии А.А. Давыдова, который останавливался в 1939 г. на квартире у Малышевых.
24 октября 1941 г. состоялось закрытое заседание Военного Трибунала войск НКВД по охране тыла Северо-Западного фронта.
- Какое наказание суд не определил, я остаюсь при своих убеждениях, моя жизнь – это вера в Бога, - заявила на суде мать Анастасия.
Приговор был суровым: монахиню Анастасию, Малышевых и В.Н. Троицкую приговорили к 10 годам ИТЛ с поражением в избирательных правах и конфискацией личного имущества; о. Симеона Платонова и М.Р. Данилова – к высшей мере наказания, с конфискацией имущества. 5 ноября 1941 г. Военный трибунал после протеста прокурора Северо-Западного фронта пересмотрел приговор. В отношении Платонова и Данилова он был изменён на 10 лет лагерей, в отношении остальных – оставлен в силе.
Не выдержав тяжести следствия и заключения, монахиня Анастасия Платонова умерла в стенах Вышневолоцкой тюрьмы и была погребена в братской могиле на Пятницком кладбище Вышнего Волочка.
Сейчас мы только начинаем осознавать всю полноту этой трагедии. Но к глубочайшему сожалению, след репрессий как-то стал забываться на фоне современных политических событий и проблем. И виной этому государственная политика в отношении исследований этого периода. Если в 1990е гг. в архивы, где хранились расстрельные дела был открыт доступ для всех исследователей, то до этого года в архив ФСБ можно было попасть лишь по письменной доверенности родственников замученных священнослужителей и мирян. Но где искать родных тех, кто погиб в далёкие 1930е гг.? Судьба разбросала всех по разным уголкам не то что бы России, но и целого мира. Задача невыполнимая. Как возможно найти родственника расстрелянного монаха, ведь о семье его мы вообще зачастую ничего не знаем.
Так и получается, что доступ исследователю к кровавым документам был закрыт. Почему? Чего боялось наше внешне демократическое государство? Разоблачения? Мести? В этом году наступил 75-летний срок давности на документы 1937 г. Попасть в архивы стало проще. Но вот вопрос придут ли туда исследователи, будут ли открыты миру имена новых священномучеников и исповедников.
Поразительно, но факт, что прошедшие 12 лет от Тверской Епархии не был канонизирован ни один священномученик или мученик! Память тех, кто погибал, для того, что бы жила вера в Иисуса Христа и теперь блекнет, судьбы их не изучаются. И лишь немногие из исследователей продолжают собирать крупицы сведений о мучениках и исповедниках Тверской Епархии. Но можно ли забыть те годы мучений, те невинные жертвы, замученные в тюрьмах и лагерях? Забыть их – значит забыть свою историю, ошибки прошлого…
 Народ, не помнящий свою историю, лишён будущего!
Денис Ивлев, г. Москва – г. Вышний Волочёк, 2012 г.

Назад к списку

Комментариев нет:

Отправить комментарий